По материалам журнала «Архитектура и строительство России» №9, 2006г.

Строительство энергоэффективных соломенных домов в северо-восточной провинции (Маньчжурия), Китай.

Лауреат Всемирной премии Хабитат

Внутренняя Монголия, расположенная на нагорье,
простирающемся к западу от Большого Хинганского хребта, и другие
северо-восточные провинции Китая, раскинувшиеся до Малого Хингана на севере и
вплоть до границ с Российской Федерацией, а также с Корейской Народно-Демократической
Республикой на востоке, привычно называемые у нас историческим именем
Манчжурия, известны относительно суровыми природными условиями. Зимой здесь
обычным делом являются морозы до минус 40 градусов, и, кроме того, нередко
случаются наводнения и землетрясения.

Здесь живёт более 160 миллионов человек, и изначально
нелёгкая природная ситуация усугубляется самим населением. В частности, уже
давно активно сводятся леса, в результате чего происходит быстрая эрозия почв и
необратимо наступает опустынивание, что, в свою очередь, влечёт за собой
появление многих тысяч внутренних „экологических» беженцев, ищущих более
благоприятные для жизни места.

Resize of Untitled-1.jpg
Дома, которые привыкли в XX веке строить коренные обитатели
данных провинций, большую долю среди которых составляют этнические корейцы,
страдают многими несовершенствами, серьёзно влияющими — как непосредственно,
так и опосредованным образом — на качество жизни. Например, забросив под
влиянием цивилизационных процессов вполне комфортные по санитарно-гигиеническим
показателям пещерные и заглублённые в

грунт традиционные жилища, местное население начало
возводить убогие хижины из бутового камня. С течением времени и вследствие
индустриализации их начали заменять хибары из местного кирпича весьма низкого
качества. В районах лёссовых плато популярны глинобитные жилища, неважные по
своим характеристикам, поскольку лепят их из влажного ила без добавления
каких-либо армирующих компонентов и весьма экономно — с тонкими стенами.

Местные жилища всех типов зимой промерзают и требуют
интенсивного отопления для создания мало-мальски приемлемых условий.
Примитивные и ненадёжные дома даже при незначительных землетрясениях полностью
разрушаются, а новые жилища, возведённые на руинах, обычно хуже прежних. Не так
уж редки случаи, когда здания разрушаются от снеговой нагрузки.

Немаловажным фактором, отрицательно сказывающимся на
качестве среды обитания, выступает то, что месторождения глины, необходимые для
производства кирпича, применение которого в строительстве расширяется, разрабатываются
недальновидно и просто неграмотно: берутся только поверхностные, легко
добываемые без технического оснащения слои, поэтому площадь вскрышных работ
неоправданно велика.

Максимально возможно выработанные — по местным понятиям,
карьеры и другие нарушенные земли не рекультивируются. Это ведёт к
обезображиванию

ландшафтов, к их непригодности для проживания и вызывает
необратимую эрозию земель. Кирпич обжигается в примитивных печах на местных
высокосернистых углях, также добываемых открытым способом, что влечёт за собой
сокращение площадей плодородной почвы, усиливая проблемы, связанные с
обезлесением.

Загрязнение воздуха возле кирпичных мастерских, не
оснащённых какими-либо очистными установками и, размещённых без соблюдения
санитарных зон, недопустимо велико, что сильно ухудшает качество среды в
населённых пунктах. Топят жилища теми же самыми сортами угля, а поскольку дома
плохо держат тепло, печи работают весьма интенсивно. В совокупности, сжигаемый
в двух целях уголь делает атмосферу в поселениях чрезвычайно загрязнённой и
вредоносной.

Подавляющее большинство ныне существующих в Манчжурии типов
жилищ не обеспечивают достаточной сейсмостойкости, комфортности, безопасности
для здоровья и имущества в самом широком смысле этого слова. В результате, среди
населения значительно выше среднего распространены респираторные заболевания и
рак лёгких.

Особенно экологическая ситуация ухудшилась в последнее
десятилетие XX века,
поскольку плохо теплоизолированных зданий с печным отоплением строилось всё
больше, и загрязнение воздушной среды достигло исключительно высокого уровня.
Наверное, не только грязный воздух и промозглые жилища выступают причинами
сплошной болезненности местного населения, но гигиенисты считают эти факторы
решающими.


В конце 1990-х годов ADRA, то есть международное агентство помощи и развития,
учреждённое протестантской сектой адвентистов седьмого дня, базирующейся в США,
у которой не только была информация об успешно применяемой в разных концах
планеты технологии строительства соломенных домов, но и опыт продвижения таких
проектов в США и других регионах, проявило инициативу и, объединив усилия с CCESTT, Китайским центром
передачи технологий для создания устойчиво развивающейся окружающей среды, они
решили осуществить программу экологического строительства домов с применением
тюков из рисовой соломы, в изобилии остающейся в качестве отхода после жатвы.

Дело начали с пилотного проекта — строительства в 1998 году
школы со стенами из соломенных тюков, поставленной на месте каменной, разрушенной незначительным
землетрясением. В новом здании расходы на отопление оказались ниже в несколько
раз. Более того, «испытательное» землетрясение не заставило себя долго ждать.
Оно случилось в 1999 году и имело силу 5,9 балла по шкале Рихтера. Школа из
соломы осталась практически неповреждённой, в то время как все расположенные
вокруг здания были разрушены почти до основания. Этот опыт наглядно показал
целесообразность соломенного строительства в условиях северо-восточного Китая и
дал сигнал для запуска программы на полную мощь.

На роль соисполнителя была привлечена проектная фирма «Уан
Уорлд Дизайн» с северо-запада США, специализирующаяся на экологическом
строительстве. В качестве строительной системы был выбран вариант с ленточным
фундаментом из монолитного бетона, каркасом из кирпича и черепичной либо
стальной фальцованной кровлей но дощатым стропилам. Полностью дощатый каркас по
американскому образцу был отвергнут из-за дефицита древесины, а также потому,
что маньчжурские крестьяне видят в кирпиче — уже привычном и, наверное,
наиболее распространённом в стране строительном материале — символ надёжности и
прочности. По той же причине был отвергнут проект полностью соломенного
бескаркасного дома.

Нельзя не отметить заметную нерациональность принятой к
исполнению строительной системы, но в конкретной ситуации это было интегрально
оптимальным решением. С одной стороны, кампания по признанию местными жителями
любой другой строительной системы без применения кирпича отняла бы время и
ресурсы с негарантированным результатом, так как изменение привычек и
ценностных установок, закрепившихся на протяжении многих десятилетий — дело
чрезвычайно сложное, долгосрочное и дорогостоящее.

С другой стороны, выбранная система, при всей её
неоптимальности, обеспечивала приемлемые результаты и подвигла обывательское
стереотипное мышление хотя бы на один шаг к экологическое сознанию.

Первый этап программы включал ¦ себя строительство 21 дома и
стартовал в 1999 году. Всё началось даже не с обучения местных строительных
бригад, а с мотивации людей. Как показал опыт осуществления аналогичных
программ ] разных странах и, в том числе, в Китае. дело двигается в
действительности, а не на бумаге, только в том случае, если все участники будут
заинтересованы и, по меньшей мере, не отвергнут цели и методы осуществления.

Мотивация в данном случае производилась по принципу: лучше
один раз увидеть, чем сто раз услышать, a ещё лучше
пощупать своими руками! Представители деревень, где, как
показали предварительные исследования, приведённые провинциальными властями! существовала серьёзная потребность в строительстве нового жилья,
приглашались посетить школу — первый объект, построенный в рамках пилотного
проекта, благополучно уцелевший, несмотря на землетрясение, досконально изучить
его и пообщаться с теми, кто в этой школе работает и эксплуатирует здание.

Данный метод преодоления изначального скепсиса, а также
пробуждения и закрепления интереса к жилищам нового типа работал безотказно.
Поэтому, как только были построены и заселены жилые дома, входившие в первую
очередь программы, эта деревня стала образцово-показательным объектом, где проводили
экскурсии для будущих потенциальных участников программы приехавших из соседних
посёлков и других провинций.

Консультации с гостями проводили не только хозяева
соломенно-кирпичных новостроек, но и технические специалисты, приглашённые для
работы в рамках программы, а также представители местных органов власти,
поскольку, как известно, в Китае мало что делается без одобрения властей.
Делегации всегда возглавлялись представителями соответствующих муниципалитетов,
что сильно способствовало продвижению программы после возвращения экскурсантов
на родину. Для проведения своеобразных пресс-конференций и коллективных
обсуждений в демонстрационной деревне пришлось построить специальное офисное
здание, тоже из соломенных тюков.


Описанная методика вовлечения всех заинтересованных сторон в
программу сразу принесла искомые результаты. После ознакомительной экскурсии
местные власти обычно принимали решение о вхождении в программу и выделении тех
или иных ресурсов для её осуществления. Обычно они брали на себя также создание
местного штаба управления проектом и контролировали его ход. Прозрачность всех
действий участвующих сторон и обеспечивающего их документооборота стала
необходимым компонентом программы, породившим взаимное доверие, стремление к
взаимопониманию и моральное удовлетворение, столь важное в любом деле.

После достижения согласованного решения местных властей и
общины начиналось обучение. Всеми тонкостями проекта овладевали не только
строители и менеджеры, но и будущие домовладельцы, которым преподавали как
базовые знания и начальные навыки в сфере строительства и по уходу за домом,
так и его экологический смысл, в том числе -значение соломенных домов в свете
концепции устойчивого развития.

Строительные бригады в период учёбы, совмещённой с
процессами реального строительства, затрачивали основные усилия на отработку
грамотности всех операций, на понимание того, что такое качество, как его
оценивать и какими путями добиваться. Обучение, по сути дела, не прерывалось,
поскольку дома возводились при непосредственном взаимодействии домовладельца с
проектировщиками и строителями, а также во многих случаях — при прямом участии
представителей семей в строительных процессах.

Конкретные объёмно-планировочные решения каждого дома
обсуждались совместно всеми заинтересованными сторонами, после чего в базовый
проект вносились необходимые коррективы. Например, размеры каждого дома
определялись характером жизни домохозяйства, пожеланиями его членов,
финансовыми возможностями семьи и — что было очень важно — местными обычаями.
Места расположения дверей, окон и перегородок назначались согласованным
решением пользователей и проектировщиков в рамках технических возможностей.

Следует отметить, что выбранная строительная система
показала хороший уровень вариативности, что позволило строить дома, полностью
удовлетворяющие местным этнокультурным критериям и эстетическим предпочтениям
пользователей. Данный вывод является не голословным утверждением, но
подтверждается результатами специального

социологического исследования, проведённого на
заключительной стадии осуществления программы. Выборочный опрос 159 семей, что
составляет более четверти вовлечённых в программу, показал очень высокий
уровень удовлетворённости
потребителей результатами
участия. В частности, планировкой и отделкой домов остались довольны более 90
процентов семей.

Основным контингентом участников стали фермерские
домохозяйства двух категорий — с низкими и со средними доходами. Включение в
программу фермерских семей со средними доходами было обусловлено
культурно-политическими, а не экономическими причинами. Зажиточные семьи, в
общем-то и сами справились бы с обустройством усадеб, без содействия каких-либо
целевых программ, хотя, возможно, с более скромными результатами и не так
скоро. Но тогда пострадал бы имидж программы в глазах широкой крестьянской
общественности.

Если бы соломенные дома строились исключительно для самых
неимущих слоев крестьянства, то за ними обязательно закрепилась бы дурная слава
очень плохих строений, которые пригодны только для самой непритязательной
жизни, где обитают самые нерадивые и убогие персонажи, не заслуживающие
уважения или, тем более, подражания. Нельзя не отметить мудрость и проницательность
организаторов программы, которые в самом её начале не пожадничали и не
побрезговали исследованиями ситуации и её подробным анализом, иначе важное дело
ждал бы провал по социально-психологическим причинам, которые, например,
отечественные организаторы подобных «национальных проектов» совершенно точно
оценили бы как несущественные или, пуще того, смехотворно несерьёзные.

В целом, в рамках всех этапов программы было обучено более
500 человек и в 59 деревнях, расположенных в пяти северо-восточных провинциях
Китая, построено 603 дома а также четыре школы с интернатными отделениями.
Общий объём финансирования составил 1,7 миллиона долларов США или, в среднем,
2820 долларов за жилую единицу. Почти три четверти объёма предоставило
международное агентство помощи и развития адвентистов седьмого дня, которое
аккумулировало у себя пожертвования из разных источников. Среди них самым
крупным донором выступил фонд Кадури из Сянгана (Гонконга), то есть помощь
„коммунистическим» китайцам оказали, в основном, их единоплеменники —
„капиталистические» китайцы.

Из этих средств покрывались расходы на обучение, привлечение
проектировщиков и других технических специалистов, а также субсидировалось
каждое домохозяйство — участник программы. Правительства провинций через
строительные департаменты также делали свои вклады в какой-либо из трёх форм:

выплачивая
домовладельцу наличными деньгами сумму, эквивалентную 725 долларам;

привозя на
стройплощадку строительные материалы и изделия в согласованной с домовладельцем
и строителями номенклатуре на указанную сумму, которые приобретались у
поставщиков по специальным льготным ценам; — поручая какой-либо подрядной
строительной организации выполнить работы на объекте на ту же сумму по
специальным некоммерческим расценкам превышающим себестоимость на норму
прибыли, обеспечивающей простое воспроизводство.

В первый год осуществления программы субсидии для
домохозяйств из международного источника составлял 40 процентов от сметной
стоимости строительства дома, что поощряло фермерские семьи вкладывать свои
сбережения в непривычные строительные технологии. В последующие годы объем
единичных субсидий постепенно уменьшался, доходя в случае последнего этапа до
20 процентов. То есть, размеры дотаций понижались одновременно с ростом доверия
к соломенной технологии и усилением привлекательности соломенных домов.

Такие подходы оправдали себя, поскольку позволили, с одной
стороны сразу вовлечь в строительство домов по технологии, которой надо было
ещё показать свою техническую эффективность и культурную уместность, достаточно
большое количество участников. Это помогло быстро, широко и убедительно
продемонстрировать положительные ре результаты. С другой стороны, снижение дотационной
доли для чрезмерно долго раздумывавших участников дало возможность, оставаясь в
пределах планового объёма финансирования, и не лишая программу экономической
привлекательности, увеличить количество построенных жилищ.

Помимо вложения тех или иных ресурсов в рамках программы,
большинство провинциальных правительств предлагало домовладельцам
дополнительное кредитование под минимальные проценты через уполномоченные банки.
Как правило, такой возможностью пользовались фермерские хозяйства из числа
бедных, чтобы оплатить ту часть стоимости дома, которую, но условиям программы,
они должны были вносить из своих средств. Эта доля составляла при самом лучшем
раскладе не менее одной трети сметной стоимости строительства, и далеко не
каждая семья располагала для взноса достаточными накоплениями.

Участники программы могли также уменьшить необходимость вложения наличных средств, компенсируя их
вложением собственного труда или приобретением строительных материалов по
льготным ценам ниже сметных. Трудовое участие выражалось в ассистировании при
разработке проектов домов, прежде всего — собственного, в выполнении
строительных работ, в снабжении ; транспортировке строительных материалов,
инструктировании необученных участников программы.

Непосредственная работа в проекте давала не только экономию
в семейном бюджете, но и имела важный психологический эффект с далеко идущими
последствиями. Его сущность заключаясь в том, что люди, приложившие
персональные усилия, прикипали к об-1ему делу душой, оценивали его результаты
преимущественно позитивно невольно выполняли роль активных пропагандистов всех
аспектов программы, в том числе соломенной технологии. Поскольку хорошие отзывы
звучали из уст не только бедняков, но и зажиточных «крепких» хозяев, уважаемых
в любом социуме, соломенные дома, несмотря на их непривычность и «несолидность»
по сравнению с кирпичными, были приняты крестьянами как основные обиталища,
обеспечивающее достойную жизнь для достойных людей.


Таким образом, разумно выстроенными дальновидными действиями
организаторам программы удалось добиться важной цели — придать новостройкам с
точки зрения престижности в глазах населения статус не менее высокий, нежели у
традиционных кирпичных зданий.

Стоимость домов в зависимости от размеров, которые
колебались в диапазоне от 50 до 80 квадратных метров, составила от 2 до 3,5
тысяч долларов, при этом цена квадратного метра держалась в пределах от 36 до
44 долларов. Не стал неожиданным тот факт, что крестьянские семьи со средними
доходами выбирали дома попросторнее, а те, которые были вынуждены для оплаты
своей доли обращаться за льготными ссудами к властям, ставили жилища
поскромнее, хотя, в общем-то, и те, и другие дома, даже если применять к ним
суперскромные отечественные критерии просторности, относятся к категории
тесных, а средняя обеспеченность квадратными метрами на одного обитателя не
достигает нынешнего среднекитайского показателя, который, по нашим оценкам, уже
метров на пять перегнал среднероссийский показатель.

Дома со стенами из прессованной рисовой соломы с точки
зрения качества внутренней среды оказались значительно лучше любых других,
строившихся на северо-востоке Китая. Во-первых, теплотехнические характеристики
соломенных зданий значительно лучше, чем у любых других. Если бы не присутствие
кирпича в конструкции, дома могли бы, при условии выполнения ряда других
мероприятий, претендовать на статус энергопассивных и даже «нулевых».
Потребление угля для отопления в новых домах в среднем снизилось примерно в два
раза. Проведённое обследование и опрос жителей подтвердил, что по объективным и
субъективным оценкам соломенные дома имеют гораздо более высокую тепловую и
аэрационную комфортность.

Во-вторых, жителями были отмечены и другие преимущества — в
таких домах „легко дышится, хорошо спится, организм не утомляется».
Объективно установлена тенденция на почти полное исчезновение респираторных
заболеваний у обитателей всех возрастов, а также несколько снизился уровень
онкологической заболеваемости. Улучшение здоровья медики прямо связывают не
только с очищением среды от продуктов горения угля, но и с
санитарно-гигиеническими свойствами соломенных стен.

В-третьих, количество кирпича, потребного для строительства
жилищ такой же площади, снизилось в среднем в три раза. Помимо прямой
экономической выгоды, связанной с тем, что соло-

ма в подавляющем числе случаев была бесплатным ресурсом, это
повлекло за собой полезные экологические последствия, не только непосредственно
в жилищах, но и стратегического характера. Например, из-за снижения потребности
в кирпиче меньше извлекалось сырья из недр и больше почвы сохранялось
ненарушенной. Важным экологическим преимуществом строительной системы,
использующей тюки из прессованной соломы, выступает также низкий уровень
включённой энергии, который в готовой стене примерно в двадцать раз ниже, чем у
стены из кирпича.

В-четвёртых, соломенные дома проявили себя как безопасные
при уже нескольких произошедших с момента запуска программы землетрясений. Ни
один из домов не только не был разрушен, но не получил даже серьёзных
повреждений. Специалисты по сейсмостойкому строительству считают, что это
связано со способностью соломенных тюков эффективно противостоять сейсмическим
нагрузкам, поглощая энергию землетрясения через деформацию. Кроме того, стены,
сложенные из соломенных тюков значительно шире и легче каменных и даже
деревянных, поэтому соломенные постройки оказывают меньшее давление на грунт. В
результате, как показала землетрясная практика, они подпрыгивают, но не
разваливаются.

В-пятых, здания, где соломенные тюки применяются в качестве
заполнителя внутри несущей стеновой конструкции, очень просты по структуре,
технология их возведения понятна любому китайскому крестьянину, поэтому для
сооружения дома достаточно короткого промежутка времени — от нескольких дней до
нескольких недель, в зависимости от числа занятых на строительстве рабочих и
слаженности их действий.

Результаты осуществления программы оказались столь наглядны
и убедительны, что стали толчком для её более или менее полного воспроизведения
в других регионах Китая, благо главного ресурса, требующегося для строительства
такого типа жилищ — рисовой, пшеничной, ячменной или ржаной соломы полным-полно
на большей части территории страны. В двух из пяти провинций, где работали
ADRA, CCESTT и «One World Design», — Внутренней Монголии и Хейлунцзян,
строительство зданий с применением хорошо зарекомендовавшей себя системы
продолжается после завершения программы.

Вице-президент Индонезии Юсуф Калла на торжественной
церемонии в Джакарте вручает от имени ООН Всемирную премию Хабитат Линде Зу —
руководителю Китайского центра передачи технологий для создания устойчивого
развития окружающей среды и Келли Лернер — главе фирмы «Уан Уорлд Дизайн»

В частности, строительный департамент правительства
провинции Хейлунцзян быстро разработал и начал с 2006 года осуществлять
пятилетний план строительства домов, по аналогичным строительным системам, но с
разными объёмно-планировочными решениями. По его завершении намечено отобрать
наилучшие проекты, присвоить им статус типовых и рекомендовать для массового
применения. Также запланировано разработать региональные строительные нормы и
стандарты на дома с конструкциями из соломенных тюков.

Остальные четыре региональные администрации уже успели за
период действия программы разработать дополнения к действующим местным
техническим регламентам, касающиеся соломенного строительства. В других
провинциях Китая также проявили живой интерес к опыту строительства
энероэффективных и сейсмостойких жилищ в Манчжурии и Внутренней Монголии.
Например, Цзянсинский университет запустил исследовательскую программу с целью
разработки оптимальных конструктивных и объёмно-планировочных решений, которые
можно будет применять при строительстве жилых и других зданий в центральных и
южных областях Китая, а в университетском кампусе начато строительство первого
образцово-показательного дома, представляющего наиболее простой из спектра
намеченных вариантов.

Стартовавшая в 2005 году международная программа
строительства экспериментальной экологической деревни в провинции Ляонин,
приняла в качестве строительной системы для будущих зданий каркасно-соломенную,
а её организаторы планируют вскоре продемонстрировать всему миру поселение,
полностью соответствующее принципам устойчивого развития.

В некоторых других китайских провинциях местные власти
начали осуществлять специальные программы поддержки строительства соломенных
зданий в целях улучшения экономической ситуации, оживления предпринимательской
деятельности и повышения благосостояния населения. Не пытаясь сдвинуть
предпочтения местных жителей, приверженных к жизни в кирпичных домах,
администрации продвигают идею строительства из соломенных тюков
сельскохозяйственных и вспомогательных зданий- свинарников, птичников, амбаров
и даже теплиц.

Расчёты показали, что себестоимость строительства и
эксплуатации производственных площадей снижается в этом случае не менее, чем в
шесть раз. Это позволяет большему числу крестьянских хозяйств расширить свои
производственные мощности, не делая больших капиталовложений и не влезая в
кабалу к банкам, а также серьёзно сократить период выхода на окупаемость
бизнеса.

Успех программы и
общественный резонанс в стране и в мире сподвигнули центральное
правительство Китайской Народной Республики на быструю разработку и запуск
общенациональной программы строительства 400 домов из соломы. Помимо главной
цели в качестве которой выступает решение жилищной проблемы, не менее важной
задачей провозглашено установление эффективного мониторинга в процессе
строительства, а также на протяжении операционного цикла. Эта программа
сопрягается и выступает в роли актуального дополнения к общекитайской программе
выявления и испытания зданий разного назначения, отвечающих принципам
устойчивого развития.

Стоит также отметить, что за последние десять лет похожие
программы строительства экологических домов из соломы уже осуществлены с
помощью международных неправительственных организаций в Мексике, Монголии,
Белоруссии, Южно-Африканской Республике, Ираке, Аргентине и других странах. Во
всех случаях они принесли положительные результаты, в число которых, помимо
улучшения здоровья населения, экономии топливно-энергетических ресурсов и повышения
социальной ответственности жителей, нужно также включить снижение выбросов
углекислого газа в атмосферу, что предусмотрено Киотским протоколом.

Рубрика: зарубежный опыт | Добавить комментарий

Архитектор

Меня зовут Синцова Галина

Рубрика: Обо мне | Добавить комментарий

Готовые проекты

Рубрика: Готовые проекты | Комментарии к записи Готовые проекты отключены

Проектирование

Предлагаю свои услуги по проектированию домов из соломенных блоков

Рубрика: услуги | Добавить комментарий